Экспертиза живописи: кейс Константина Коровина

Константин Алексеевич Коровин, наряду с Шишкиным и Айвазовским — один из самых популярных русских художников на антикварном арт-рынке и, следовательно, подделываемых. С экспертизой живописи художника возникали некоторые сложности, однако, сегодня искусствоведы все больше приближаются к их разрешению.

Коровин – русский импрессионист

Конечно, для искусствоведов и любителей искусства почерк художника легко узнаваем. К. А. Коровин известен всем как «русский импрессионист», и это не случайно. Яркая, сочная, экспрессивная – его живопись, пожалуй, одна из самых жизнерадостных в истории русского искусства. Его творчество действительно соотносится в своих характеристиках с искусством французских импрессионистов, но интересно, что развивать эту манеру живописи он стал до того, как познакомился с «французами» лично. До этого работу на пленэре, живость восприятия, поиски световых и цветовых эффектов К. А. Коровину и ряду других молодых художников прививал учитель В. Д. Поленов. Он же, кстати, и знакомил их с импрессионистами (правда, по фотографиям) и приводил в лучшие московские собрания смотреть современное западное искусство. Так формировалось новое поколение русских живописцев и в том числе – рос талант Коровина.

Для него важна была выразительность эстетической стороны искусства, выражение красоты и радости жизни, восхищение красками и разнообразием природы. Импрессионизм оказался ему очень близким по духу. Непосредственное знакомство с импрессионистами случилось в первую поездку в Париж в 1890-х годах. Увидев их полные света и воздуха полотна, художник утвердился в правильности своих творческих поисков. Он говорил: «Моей главной, единственной, непрестанно преследуемой целью в искусстве живописи всегда служила красота, эстетическое воздействие на зрителя, очарование красками и формой. Никогда никому никакого поучения, никогда никакой тенденции, никакого протоколизма. Живопись, как музыка, как стих поэта, всегда должна вызывать в зрителе наслаждение. Художник дарит зрителя только прекрасным» (Константин Коровин вспоминает…/ Сост. И. С. Зильбернштейн, В. А. Самков. М., 1990. С.16.).

Стилистика и манера художника

Описывая манеру живописи К. А. Коровина, мы в первую очередь говорим о фактуре и цвете. И действительно, в его живописи это, пожалуй, самые сильные выразительные средства. В буйном сочетании его мазков выражается не просто техническое мастерство, но и его характер, что, наверное, было новым словом в русском искусстве. Нечасто говорят о психологической выразительности живописи художников, однако, в случае с Коровиным мы действительно видим его оптимизм, горячность, эмоциональность.

Его мазки положены быстро и лихо, они разнообразны: пастозные мазки сочетаются с тонкими, почти прозрачными участками живописи; с широкими мазками соседствуют деликатные уточняющие; тщательно прописанные лица могут выделяться на абсолютно «несобранном» фоне, или, зачастую, сами лица остаются непроработанными, они формируются парой выразительных движений кисти. При этом, эти, казалось бы, хаотичные движения всегда образуют гармоничную картину, ясно очерчивают формы, формируют пространство. Изображением собирается как мозаика, мозаика из ярких и открытых цветовых пятен.  Его насыщенные и сочные краски, кажется, сияют, они будто чрезвычайно яркие, однако, в сочетании все выглядит очень естественно, реалистично. Буквально ощущаешь тепло яркого солнечного света на набережной в Гурзуфе, или наоборот, легкую прохладу ночи за окном, у которого часто изображены его модели. Это уникальное чувство цвета было свойственно Коровину как никому.

Важно, что Коровин не боялся превратить этюд в картину, не боялся оставлять эту легкую небрежность и экспрессию, придающую шарм его работам. Такая этюдная манера, была воспринята другими молодыми русскими художниками, которые также, как Коровин начали стремиться к передаче впечатлений, эмоций и чувств, стали увлекаться не сколько идеей и содержанием, сколько самой живописью.

Коровин: отец или сын?

Одна из частых проблем в экспертизе К. А. Коровина – это атрибуция. Мы уже знаем о манере мастера, и согласитесь, как странно видеть картину совсем не похожую стилистически на художника, а подпись настоящая. Долгое время это создавало большую путаницу, много картин были неверно подтверждены или наоборот, опровергнуты. В результате долгого изучения биографии художника, документов, подробного рассмотрения его творческого пути и художественной манеры, искусствоведы смогли объяснить эти несостыковки (в частности этот вопрос изучала О. Д. Атрощенко, научный сотрудник Третьяковской галереи). Дело в том, что у К. А. Коровина был сын – Алексей Константинович Коровин, тоже художник, однако, с трагической судьбой (художник страдал от психической болезни, и со второй попытки, в 1950-м году покончил жизнь самоубийством). Живописи он учился у отца. В 1923 году они всей семьей эмигрировали в Париж, и уже здесь продолжили свою художественную карьеру. Коровин старший продолжал писать улочки Парижа, портреты, работал над театральными постановками, а также часто возвращался к образам русской деревни и быта, тоскуя по Родине. Тем же в 1920-х годах в Париже занимался и Алексей, во многом помогал отцу.  Вообще, живопись Алексея Коровина формировалась под сильным влиянием отца: он стремился подражать его манере и обращался к тем же мотивам.

Большинство работ, созданных Коровиными, шли на продажу. Особенно пользовались популярностью виды Парижа и русской деревни. И Алексей, и Константин писали подобные работы, но картины с подписью Константина – отца, стоили на порядок выше, чем сына. Поэтому, исключительно с целью помочь с заработком, Коровин-старший часто подписывал работы сына, чтобы была возможность более выгодно их продать.

Зная эти факты, искусствоведы смогли приблизиться к пониманию индивидуальной творческой манеры Алексея и отделить стилистику сына от живописи отца. Сейчас постепенно открываются его работы, они появляются на арт-рынке (часто как Коровин-отец), проводится переатрибуция, что, конечно, приводит и к разочарованиям… Работы Алексея Коровина все еще ценятся и стоят меньше, чем полотна «русского импрессиониста» отца-Константина Коровина.

Однако вопрос не решен окончательно. Значительные сложности вносит тот факт, что отец и сын порой вместе работали над одной картиной. Как это выявить, как атрибутировать картину?! Этот вопрос еще предстоит решить.

Случай из практики. Спасение репутации картины К. А. Коровина

В Центре экспертизы им. И. Е. Репина хранится большая база материалов по живописи К. А. Коровина: рентгенограммы, химические исследования, фотофиксация картин, а также Центр сотрудничает с ведущими экспертами по творчеству мастера. Центр экспертизы Репина может действительно считаться наиболее компетентной организацией по работе с творчеством Коровина.  Рассмотрим показательный пример из практики, когда эксперты Центра Репина смогли доказать авторство художника. На экспертизу поступили две работы К. А. Коровина из одного собрания. Обе – натюрморт с розами в Гурзуфе, один из любимых мотивов художника. Написаны примерно в одно время – 1912 и 1918 годы. Стилистически, натюрморты были исполнены в типичной коровинской манере. Однако ряд экспертов-искусствоведов уже неоднократно говорили владельцам, что работы не аутентичны, возникали сомнения в подписях. Картина же 1912 года – поздняя копия картины из Омского художественного музея – намеренная подделка. Вторая картина из-за своего неблагоприятного «соседства» также автоматически не считалась оригиналом мастера. Владельцы обратились в Центр экспертизы им. И. Е. Репина, поскольку хотели получить документы с опровержением подлинности, «отвод». Для того, чтобы привести убедительную аргументацию было решено сделать химико-технологическое исследование на предмет времени создания. Оказалось, что работа 1918 года, в отличие от натюрморта 1912, соответствует датировке. Исследование продолжилось. Понадобилась консультация реставратора, чтобы точно проанализировать технологию нанесения подписи, которая вызывала больше всего вопросов. При исследовании в стереомикроскоп и в ультрафиолетовом излучении специалистом было установлено, что работа претерпела не одну реставрацию, в том числе в области подписи были обнаружены реставрационные тонировки и плотный слой лака. Оригинальная же подпись сохранилась в нижних слоях, была перекрыта авторским лаком и совершенно не противоречила подлинности работы. Таким образом, благодаря технологическому исследованию картина К. А. Коровина была признана оригиналом, введена в круг его художественного наследия и стала украшением коллекции.

К. А. Коровин «Розы. Букет у моря». 1912. Омский областной художественный музей
К. А. Коровин «Гурзуф. Розы». 1918. Свечение краплака в УФ-излучении.

 

Магистр истории искусств (НИУ “ВШЭ”), член Ассоциации искусствоведов РФ, эксперт-искусствовед в Центре художественной экспертизы им. И. Е. Репина.

Материал с сайта https://thestatussymbol.com/ru/art-expertise-konstantin-korovin/